Операции по удалению кишечника отзывы

Операции по удалению кишечника отзывы

Вход в систему

Главное меню

  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность отправлять комментарии

Здравствуйте. У меня проблемы.
Муж достойно перенес 6 химий. Прошли обследования, МРТ, КТ, колоноскопию все стабильно. Химиотерапевт назначила ещё 4 химии, сказала что нужно в течении 6 месяцев после операции проходить химиотерапию. О восстановлении во время химии даже не думать, так как клетки убиваются. И востановительная операция может дать осложнение. Муж даже взбодрился, согласился с врачом. Согласился на продолжение химиотерапии. Опять очередные походы по врачам, сдача анализа, справки, результаты, очередная госпитализация. И вот она настоящая депрессия.Что делать? Стал потихоньку выпивать и думать вслух о смерти. Пытаюсь поддержать. Держался как то все лето оптимистично, а тут такое. Не знаю, что делать. Надорвался как то. Сама в отчаянии.

  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность отправлять комментарии

Здравствуйте Mani! У нас с вами. Похожая ситуация, мы тож прошли 6 курсов химии,последняя тяжело далась(ну ничего отходит потихоньку, на работу вышел, отвлекается, сдаем анализы, маркер и УЗИ брюшной норм.про восстановление думаем но не раньше чем через год. Но депресс ии слава богу нет у нас

  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность отправлять комментарии

Не надо отчаиваться не в коем случае! Ваш муж работает?

  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность отправлять комментарии

Уважаемая Mani, начнем с того, что у вас лично со здоровьем таких проблем нет, слава Богу. Ваше отчаяние не есть помощник в решении вопроса у вашего мужа о восстановлении, на котором как раз-таки заострять внимание до дипрессии — не стОит. Вместо того, чтобы мужа всеми способами успокаивать, что жизнь со стомой — это лучше, чем жить после восстановительной операции ( при раке прямой кишки!! а не толстой) при отсутствии какой-либо гарантии от рецидива и что всё будет как прежде. Увы, как прежде уже не будет и это вы с мужем должны хорошо понимать. Ведь всё зависит от того, сколько осталось от прямой кишки после удаления опухоли. Не секрет, что после операции на прямой кишке возникает более тесная «привязка к туалету» и, что хуже всего, использование памперсов из-за элементарного недержания, потому что пусть даже и частично нарушена функция прямой кишки. После таких испытаний люди даже просят вновь им открыть стому. Это вам не моча в памперсе, а нечто совсем другое. Прежде чем вести речь о восстановлении, нужно сначала полностью быть уверенными, что рак вылечен окончательно, затем минимум год дать организму отдохнуть и восстановиться после всех химий. Это и есть главная задача!! И все равно никакой уважающий себя врач вам не даст гарантию, что рецидив полностью исключен. Лично я, опираясь на случаи смертей вроде бы как вылеченных от рака и решившихся на повторные операции, отказалась от восстановления при операции на толстом кишечнике, хотя рецидив отсутствовал в течение 4-х лет. Как говорится, не буди лихо. Может потому и живу со стомой столь долго. А операция на прямой кишке — это риск не только рецидива. Так что вам, именно вам. как никому необходимо всеми силами морально настраивать мужа не только на полное выздоровление, но и не торопиться (не сильно вместе с ним лелеять эту надежду, а как с ребенком договариваться) с восстановлением чем дольше, тем лучше. Жить со стомой долго — это лучше, чем провоцировать организм на рецидив и жить с памперсами. Совсем другой вопрос, когда толстая кишка цела и здорова. От рецидива гарантов нет! Наша задача — уберечься от него.

Хотела написать в личку, но личка не работает. Прошу прощения, но правду жизни может быть не стОит скрывать, потому пишу здесь и как есть. В нашем случае лучше жить с оптимизмом, не рискуя, чем рисковать, не зная во имя чего.

  • Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность отправлять комментарии

Нет, не работает. Вторая группа, оформил инвалидность. Пенсию ещё не получал, но уже по этому поводу депрессия. На работе лёгкую не могут предоставить, надо уволняться. И это трагедия, пенсия же небольшая. Мужчины тяжело переносят то, что не смогут обеспечивать семью.

«Стома дала мне свободу». Как жить, если удален кишечник

Нет, пожалуй, такой темы о сексе и человеческих взаимоотношениях, на которую YouTube-блогер Ханна Виттон не могла бы поговорить, включая такую деликатную тему, как инвалидность и секс. 26-летняя Ханна — женщина откровенная, начитанная, веселая и не боящаяся запретных тем.

Фото: LINDA BLACKER

В этом году она пережила тяжелую экстренную операцию по удалению части кишечника.

Стома — проделанное хирургами отверстие в ее животе — означает, что Ханна теперь обречена жить с дренажным мешком для фекалий, который она назвала «Мона».

После операции Ханна завела блог о том, как заново полюбить свое тело. Ханна опубликовала свою фотографию в нижнем белье, на которой видны ее стома, ее шрамы и дренажный мешок.

В своих блоге и подкасте Би-би-си Ханна непринужденно болтает с двумя более опытными обладателями стомы и дренажного мешка — ведущей Би-би-си, автором сайта So Bad Ass Сэм Клисби и фитнес-моделью Блейком Бекфордом.

Фото: LINDA BLACKER

Тысячи людей в Великобритании живут со стомой и дренажным мешком после операций на кишечнике. Показаний к таким операциям много, среди них — рак кишечника, болезнь Крона и язвенный колит.

Итак, вот то, что вы не знали о жизни со стомой, включая фантомные боли и возможности для секса.

Что такое илеостомический мешок?

Илеостомия — это хирургическая операция, заключающаяся в выведении подвздошной кишки наружу через переднюю брюшную стенку для создания искусственного отверстия (стомы), через которое может выводиться содержимое кишечника, минуя ободочную кишку.

Экскременты поступают в специальный мешок, который затем опорожняется в туалете.

Ханна говорит, что стома выглядит красной, мягкой и влажной. На ней нет нервных окончаний, вы ничего не почувствуете, если дотронетесь до нее, говорит она.

Ханна, Сэм и Блейк заболели язвенным колитом — болезнью, при которой воспаляются толстая и прямая кишки, а на поверхности толстой кишки появляются язвочки.

«Я часто забываю о стоме и о мешке до тех пор, когда нужно сходить в туалет, — говорит Ханна. — Я ощущаю ее, только если появляются газы. Тогда мешок начинает поскрипывать, а если стул жидкий, я чувствую, что в нем болтается содержимое».

Блейк Бекфорд и его стома. Он говорит, что эта операция дала ему свободу /Фото: BLAKE BECKFORD

Тяжело ли за стомой ухаживать?

«Поначалу она отнимает все внимание, — делится Сэм. — Нужно освоить этот процесс. Как ухаживать за стомой, как менять мешок, как его опорожнять. Теперь это часть моей каждодневной жизни. Иду в душ, меняю мешок».

Ханна, Сэм и Блейк также вынуждены вставать посреди ночи, чтобы опорожнить дренажные мешки, иначе они могут протечь.

Можно ли нормально есть?

«Моя семья из Индии. Когда я была в больнице, медсестра сказала мне, что я больше никогда не смогу есть карри. Я тогда была готова повырывать из своих рук капельницы. Та медсестра ошибалась. Нужно просто питаться разнообразно. И нет ничего такого, чего бы я не смогла сейчас съесть», — говорит Сэм.

Хотя когда впервые после операции Сэм поела свеклу, она была напугана: «Я думала, что у меня открылось внутреннее кровотечение».

Наличие стомы означает, что пища не переваривается в той же степени, как в здоровом желудке.

Ханна находит, что наблюдать за тем, как переваренная пища выходит через стому в мешок, «увлекательно, но отвратительно».

Пахнет ли дренажный мешок?

Ханна говорит, что фекалии пахнут, только оказавшись вне дренажного мешка, например, когда его приходится опорожнять. Сам мешок не издает никаких запахов.

«Если вы что-то унюхали, это 100% не я, потому что у меня в мешке фильтры», — говорит Ханна.

Сэм добавляет в мешок ментоловый ополаскиватель для полости рта, он нейтрализует запах.

Наличие стомы не означает радикальные ограничения в еде, говорит Сэм Клисби / Фото: SAM CLEASBY

А как с сексом? Эти люди могут им заниматься?

«Черт, конечно да», — говорит Сэм.

«Во время секса вы не сможете снять свой дренажный мешок, — объясняет Ханна. — Для меня это был своего рода психологический барьер: чувство неуверенности в себе и своем теле и необходимость преодолевать все это. С практической точки зрения мешок ни на что не влияет».

Но не для всех все так просто.

«У меня есть друг гей, — делится Сэм. — У него удалены прямая кишка и анальное отверстие, там все зашито сверху донизу. И это, да, изменило его сексуальную жизнь».

Читать еще:  Если болит кишечник какие признаки

У Ханны сохранена прямая кишка, но она не знает точно, в каком она состоянии.

«Я не знаю, какой она длины, насколько она прочная, — говорит она. — Понимаете, анальный секс ведь не только для гомосексуалов, он для всех, и вот я не знаю пока, что мне делать с этой стороной сексуальной жизни».

Что такое фантомная прямая кишка?

«Люди, потерявшие конечность, все еще как будто чувствуют ее или боль в ней, фантомные боли, — говорит Сэм. — То же самое с прямой кишкой. Как будто мозг еще не знает о том, что ее там нет».

«В самом начале я постоянно ее ощущала. И я обсуждала с няней свое желание испражниться. Она сказала, чтобы в следующий раз я пошла и посидела в туалете, чтобы это прошло», — добавляет Ханна.

А если вспомнить самый-самый неловкий момент?

С Сэм это случилось в этом году в Сан-Франциско. Внезапно она почувствовала чувство жжения в стоме — это означало, что стома протекает. Сэм нашла туалет в ближайшем супермаркете.

«Там была большая очередь, и когда я, наконец, зашла в кабинку, я была вся в этом, от груди до коленок, — вспоминает она. — Я сняла леггинсы и футболку и вышла из туалета в лифчике и хлопчатобумажном платье, вся в слезах, и медленно пошла вдоль этой очереди», — вспоминает она.

«Бывают моменты, когда ты ощущаешь подобные случаи на публике как настоящую катастрофу, но теперь я могу даже посмеяться над произошедшим», — говорит Сэм.

Ханна говорит, что у нее специальная карта «Не могу ждать», выданная организацией Crohn’s and Colitis UK, поддерживающей людей с язвенным колитом и болезнью Крона. Ей нет нужды тратить время на долгие объяснения, она может просто показать карту в кафе или в магазине.

Блейк Бекфорд / Фото: BLACKE BECKFORD

Стомы всегда причиняют неудобства?

«Стома вернула мне настоящую жизнь, — говорит Блейк. — Потому что жизнь с язвенным колитом была ужасной. С ним у тебя все болит, ты чувствуешь себя разбитым. Я дошел до того, что не мог выйти на улицу, чтобы со мной ничего не случилось».

Для Ханны стома не стала символом свободы. Ей поставили диагноз в 7 лет, воспалительный процесс причинял массу хлопот. С 15 до 25 лет болезнь находилась в стадии ремиссии, но вернулась в прошлом году.

«Все случилось внезапно и совершенно выбило меня из колеи. Я месяц пролежала в больнице и должна была срочно пройти операцию. Я не чувствую, что стома вернула мне мою жизнь обратно. Мне бы хотелось вернуть все то, что было раньше. Но когда я говорю так, мне не стыдно», — говорит Ханна.

Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Судьбоносные операции: как рак кишечника меняет пациентов и врачей

— Наверняка спросите, как можно избежать онкологии? А никак! Если раку быть, он будет. Вопрос в другом: как относиться к этой болезни до ее начала и что делать, если она все-таки случилась…

Вот так «обнадеживающе» началась моя встреча с врачами отделения абдоминальной хирургии Алтайского краевого онкологического диспансера — кстати, в этом году ему исполняется 25 лет. Они называют свою работу рукоделием, но с эмоциональным выгоранием борются по- мужски — на турнике, который висит в ординаторской. И твердо знают: несмотря ни на что, в абдоминальной хирургии есть место оптимизму.

«Извините, но я пошел!»

— Почему в онкологии абдоминальная хирургия выделена в самостоятельную область?

Анатолий Белоножка, заведующий отделением, стаж работы в отделении 25 лет:

— Это одно из наиболее сложных направлений онкологической хирургии. Из-за часто ограниченного доступа – нередко злокачественный процесс развивается в крайне неудобных участках. Из-за необходимости сохранить естественную функцию кишечника — это технически сложная работа, требующая от хирурга особых навыков. И наконец, из-за функциональных особенностей кишок. Абдоминальному хирургу нередко приходится оперировать практически в «полевых условиях»: ведь не всегда кишечник пациента можно хорошо подготовить, особенно в случае обширных опухолей верхних отделов и кишечной непроходимости.

Это не только затрудняет работу во время операции, но и создает угрозу инфицирования в послеоперационном периоде. Перед медицинской командой встает задача не просто грамотно прооперировать пациента, но и выходить его после.

Вячеслав Порунов, стаж работы в отделении 23 года:

— Когда мне позвонил мой бывший однокурсник и пригласил перейти из поликлиники в онкологический диспансер, я поначалу очень обрадовался. Для молодого хирурга работа в стационаре, сложные обширные операции – большая удача. Но месяц спустя мне хотелось встать, хлопнуть дверью и уйти. Слишком тяжелой и бесперспективной тогда показалась мне абдоминальная хирургия. Я даже речь запланировал: «Извините, ребята, но я не могу тут работать. Счастливо оставаться, а я – пошел!»

Но знаете, как-то я пересидел, не встал и не хлопнул. Почему? Работать, понимая, что твой пациент может умереть, можно, только если есть какой-то сокровенный смысл, который стоит на порядок выше ситуации в целом. И я его увидел. Мы все когда-то умрем. Но сейчас у человека есть проблема, и ею кто-то должен заниматься. Например, я!

Не хочу жить

— Что самое сложное в вашей работе?

— Наши операции бывают калечащими. Врачи же не боги, и иногда бывают ситуации, в которых наложение кишечной стомы – единственный выход для пациента (стома — это искусственное отверстие в отделе кишечника с выходом через брюшную стенку для вывода содержимого, — прим. ред.). В 90-е годы это была просто катастрофа. Тогда же ничего не было в помощь пациентам, никаких средств! Каждый выходил из ситуации как мог: вместо калоприемников приспосабливали мешочки разные, баночки из-под майонеза. Многие просто жить не хотели…

Наши операции судьбоносные. Мы иногда буквально «выбиваем» пациентов из социума, из семьи. У меня была бабушка, 70 лет, она умоляла зашить ей стому. Говорит «не могу так жить, дед стал через огород к Аньке ходить! Пусть будет, как будет, только зашейте!»

Валерий Карпов, стаж работы в диспансере 8 лет:

— Самое тяжелое в нашей работе — беседы с пациентами и их родственниками. Далеко не всем мы можем сказать: «Ну, брат, живи еще сто лет!» Даже умом понимая, что все резервы уже исчерпаны, человек эмоционально не может смириться с тем, что это конец. Особенно сложно с молодыми, у них вся жизнь впереди. Как объяснить, что мы не можем помочь?! Как озвучить это родственникам: мужьям, женам, матерям?!

— У нас очень тяжелые пациенты, требующие повышенного внимания и ухода, вымотанные болезнью, неудобствами, которые она причиняет. Но при этом никто — ни заведующий, ни врачи, ни тем более медсестры – даже голоса не повышает на больных. Я всегда говорю девочкам: «Если тебе неприятно, если не можешь сдерживать свои эмоции, иди работать в библиотеку — книги молчат!»Галина Жданович, старшая медицинская сестра, стаж работы в отделении 12 лет:

Вообще, на нашей работе, как через «очки правды», обнажаются истинные взаимоотношения людей. Вот бабушку уложили – зачем? Видно же — «уходящая». Да просто не нужна она родственникам, никто не хочет ухаживать за ней… Таких вот «чужих родных» очень много. А бывает сын о матери или муж о жене так заботится, что по-хорошему позавидуешь их искренней любви. А ведь у нас тут своя «специфика» — калоприемники, запахи и все такое…

Лучше поздно, чем никогда

— Вспомните случаи из вашей практики, которые вам запомнились особенно.

Александр Шулбаев, стаж работы в отделении 2 года:

— Мне врезалась в память молодая женщина, 40 «с хвостиком». Рак прямой кишки с тотальными метастазами в печень. Мы сделали все, что можно было сделать в этой ситуации, но через 3 дня она умерла. Пятеро детей осталось…

Вячеслав Порунов:

— А я хочу рассказать другую историю. Историю о том, как человек свою болезнь сделал примером, возможно, спасшим чью-то жизнь.

Около 15 лет назад был у меня пациент: глава администрации одного из районов Алтайского края, молодой еще мужчина, ему не было и 50 лет. Сказать, что он был физически крепким, значит, ничего не сказать. Это был просто богатырь! Глядя на него, невозможно было поверить, что у него рак прямой кишки IV стадии, а во время операции выяснилось, что еще и с множественными метастазами в печень. Опухоль удалять не стали – она была огромна и буквально «вколочена» в крестец. Вся операция свелась к наложению стомы.

Читать еще:  Дыня для желудка и кишечника

При выписке мы с ним обо всем откровенно поговорили, он спросил, сколько ему осталось. При таких ситуациях даже год-полтора считались весьма оптимистичными прогнозами…

Спустя несколько лет после того, как его не стало, я случайно узнал от другого пациента, что вернувшись в свой район, он развернул обширную профилактическую работу. В районную газету написал статью о себе: честно и подробно рассказал о том, как болел, какие были симптомы, о стоме — обо всем. Используя административный ресурс, обеспечил местную больницу колоноскопом, эндоскопом, аппаратом УЗИ .

Меня поразило, что он не замкнулся в себе, мол: «Я умру и мне плевать, что будет с вами со всеми». И пусть к осмыслению важных моментов его подвел трагический случай, но он нашел в себе силы призвать своих соотечественников заниматься своим здоровьем, беречь и любить себя! Это достойно уважения.

Оптимизм профессии

— Что изменилось в лечении опухолей кишечника за четверть века?

Анатолий Белоножка:

— Когда я пришел в абдоминальную хирургию в 1994 году, отделением заведовала Надежда Сергеевна Братышева. Она была легендой диспансера! Этой женщине принадлежали первые шаги в хирургии кишечника на Алтае . Она просто взяла и сдвинула эту глыбу с мертвой точки.

Объемные операции с каждым годом становились все более «изящными» и технически выверенными. Сейчас можно без преувеличения сказать, что больных с колоректальным раком в нашем диспансере мы лечим на уровне не только Москвы , но и ведущих онкологических клиник зарубежья. Это случилось во многом благодаря участию в международных конгрессах по онкологии и колоректальному раку.

Мы стали использовать гармонический скальпель и свели кровопотери до минимума. Применяем более надежные импортные сшивающие аппараты, что крайне важно для хирургии прямой кишки. Научились проводить малоинвазивные эндоскопические операции, выполнять пластику кишечника. Внедрили в практику технологию сохранения и восстановления естественной функции кишок, признанную колопроктологами всего мира как бесспорный эталон. В лечении наших пациентов мы активно используем предоперационную химиолучевую терапию, послеоперационную лекарственную терапию, в том числе современными таргетными препаратами.

Валерий Карпов:

— Очень помогает Интернет, врачам стала доступна «живая хирургия». В любой момент ты можешь посмотреть нужную тебе операцию, пересмотреть видео в нужном месте какое угодно количество раз. Раньше, если хирург-наставник не владел какой-то методикой, то все – круг замкнулся, ты вместе с ним топчешься на месте. Сейчас возможностей для обучения молодых специалистов масса.

Вячеслав Порунов:

— Наши пациенты стали дольше и качественнее жить. Это добавило нам оптимизма. Сейчас стома уже не воспринимается как трагедия, потому что появились очень хорошие калоприемники и средства ухода – от защитных кремов до нейтрализаторов запаха. И все это доступно онкологическим пациентам, которые при оформлении инвалидности могут получать эти средства бесплатно.

О науке и рукоделии

— Ваша работа больше наука или искусство?

Валерий Карпов:

— Примерно 70 на 30, в пользу науки. Для онкологической хирургии вопрос эстетики не первоочередной. Мы все по-разному оперируем, у каждого хирурга свой «почерк», но не шов определяет основную задачу. Если соблюдаешь определенные правила, твои пациенты живут дольше.

Хотя, с другой стороны, если операция выполнена эстетично, она почти всегда проходит без осложнений. А если осталось ощущение, что вроде бы все по правилам сделал, но как-то шероховато получилось, — в таких ситуациях часто осложнения и бывают. Кто-то из японских хирургов говорил, что работать хирургическим инструментом нужно, как художник кистью. В этом есть доля истины.

— Вы часто о своей работе говорите «рукоделие» — мы как-то привыкли, что это больше женское слово.

— И совершенно напрасно. Что принято называть рукоделием? Вышивку, вязание, кружево, оригами и прочее. То есть тонкую работу, что-то очень аккуратное, эстетичное, требующее точности и терпения. А разве это не про работу хирурга?

— Дайте профессиональный совет: как жить, чтобы избежать рака кишечника?

Вячеслав Порунов:

— Нет такого совета. Если раку быть, он будет. Это та область, которая нам, к сожалению, пока не подвластна. Самое главное: не надо самим ставить себе диагнозы и назначать лечение. Если появились любые симптомы, которые выбиваются из вашей привычной картины мира, идите к врачу!

— Но многие стесняются, потому и тянут до последнего.

— Но что ж делать, если болезнь завелась не в глазе, не в ухе, а именно ТАМ?! Вовремя диагностированная болезнь – это огромный шанс на благополучный исход и долгую безрецидивную жизнь.

Галина Жданович:

— За время лечения мы становимся с пациентами почти как родственники – столько всего бывает пересказано и переслушано. Я заметила, что у всех наших больных была какая-то серьезная эмоциональная встряска, которая перевернула их жизнь: развод, смерть близкого человека, несчастная любовь, предательство.

Для меня среди причин возникновения рака главная – стресс и душевная боль. Нам нужно учиться жить в ладу с собой и миром.

И ни разу я не слышала про чудесное исцеление. Я не верю в это, но я верю врачам. Я вижу, как они работают. Доверяйте им! Не надо сваливать всю ответственность за свою болезнь на докторов. Активное участие и правильный настрой – залог наилучшего результата.

Кстати

25 лет назад колоректальный рак в Алтайском крае не входил даже в ТОП-10 злокачественных опухолей. Всего за четверть века он «переместился» на 5-6 место. Впрочем, это общемировая тенденция. Благодаря нерациональному питанию, увлечению полуфабрикатами и рафинированными продуктами, малоподвижному образу жизни и стрессам, рак кишечника через несколько лет может войти и в тройку лидеров.

Читайте также

Почему ребенок часто болеет и помогает ли закаливание: 7 наивных вопросов об иммунитете

Эксперт объяснил, почему не стоит водить недолеченных детей в садик и из-за чего ослабляется иммунитет

О, женский жир, ты вредный самый? Почему не работают многие диеты

Восемь научных доказательств, почему как избыток, так и недостаток жира в женском теле может сильно ударить по здоровью

Коровье против растительного: в чем польза и вред аналогов молока

Можно ли назвать напитки из сои, овса, миндаля, кокоса полноценными заменителями животного белка, объясняют эксперты Роскачества

Заболевших коронавирусом может быть в два раза больше

Каждый второй тест может показывать ошибочный результат

Так ли страшен коронавирус и каких болезней на самом деле стоит опасаться россиянам

Всемирная организация здравоохранения назвала недуги, которые на самом деле уносят больше всего жизней людей

Грипп наступает: Уже в 37 регионах России превышен эпидемический порог

В ближайшие недели важно внимательно относитесь к профилактике

Вспышка коронавируса: эксперт рассказал, кому и когда нужно носить медицинские маски

Борис Менделевич, член комитета Госдумы по охране здоровья рассказал, как помимо маски можно защититься от вирусов, в том числе от коронавируса

Сыворотка правды: о чем расскажет биохимический анализ крови

Какие вещества содержатся в сыворотке крови и на какие болезни может указывать изменение их уровня

Три причины, почему Китай не передает России штамм нового коронавируса

Делегация российских эпидемиологов уже прилетела оказывать помощь коллегам в КНР, по получить образец возбудителя новой инфекции пока так и не удается

Тарелка молодости: как готовить продукты, чтобы долго оставаться молодым и влюбленным в жизнь

Авторы книги о здоровом образе жизни дают практичные советы по правильному приготовлению антиэдж-блюд

Можно ли заразиться от кошек и надо ли натираться химикатами: ВОЗ развеяла главные мифы о коронавирусе

Ажиотаж вокруг вируса заставляет людей искать весьма странные способы «защиты», некоторые из которых могут даже навредить

«Онкопатруль»: узнать все о раке и бесплатно обследоваться на самые частые виды онкологических болезней

В России продолжается просветительско-медицинский марафон, который помогает выявлять рак на ранних стадиях.

Возрастная категория сайта 18+

Операции по удалению кишечника отзывы

Таня Дворянинова
Обожаю такие сообщения. У народа, кто не был на колоноскопии, наверное сердце в пятки уходит.

Мне делали колоноскопию без наркоза, и абсолютно не больно, но только потому что я знаю секрет. Болезненность при колоноскопии зависит от двух факторов — состояние кишечника, то есть наличия патологии, в особенности тех, которые мешают провести эндоскоп и профессионализма того, кто работает с эндоскопом. Последнее очень очень важно и может помочь даже в случае патологии кишечника. Причем тут важен не опыт эндоскописта, а именно правильное образование, когда он умеет хорошо ориентироваться в кишке, проходить петли не натягивая ее(а это кстати и есть основной источник боли), не перекачивать газом, спускать газ, когда выводиться эндоском и.т.д. Но если сначала научили коряво, то потом переучивать будет очень сложно. В России увы хорошо этому не учат, поэтому имеем, что имеем. Большинство делают эту процедуру болезненно. Конкретно в моем случае, колоноскоп был введен в терминальный отдел подвздошной кишки с осмотром 10 сантиметров слизистой илеума, или нижней части тонкого кишечника. Чтобы люди понимали, был пройден весь толстый кишечник, и осмотрен кусочек тонкого. Само введение, без осмотра, заняло 7 минут, и меня даже ни разу не переворачивали. Как по мне очень хороший результат с точки зрения профессионализма врача.

Читать еще:  Средство для желудка и кишечника

Да и еще, дам небольшой хинт по приему фортранса. На самом деле пить его не сложно. Купите парочку лимонов, нарежьте их, и во время питья фортранса просто занюхивайте или, в крайнем случае, зализыайте его лимоном. В таком варианте он на три порядка проще пьются. Но если и это не решает проблему, готовиться можно и препаратом флит фосфо-сода. Ну и еще, конечно, можно готовиться Дюфалаком. Так что не забывайте у вас есть всегда выбор.

Добавление от 27.12.2014 11:23:

Здравствуйте. Вчера задала вопрос, настроения писать особо не было, сегодня уже другое дело, хотя мой вопрос о диете в силе. Теперь подробнее о моих ощущениях.
Готовилась фортрансом, до сих пор при мысли о нем передергивает. Выпила 3 л (мой вес позволял пить только 3) в течении 5 часов. И прикусывала апельсином , потом грейпфрутом- куда лучше стало, но всё же. Для меня гадость полная, в середине первого литра чуть не вырвало-пыталась сразу несколько глотков делать, в итоге пришлось по паре глотков и потому сия процедура затянулась. Но вроде как прочистилось, до этого сидела на жуткой диете. После фортранса хотелось пить, именно пить, прочитала , что вроде можно, пошла выпила полстакана простой воды (спустя часа полтора после окончания фортранса). Вообщем к процедуре вроде как была готова. Начиталась разных отзывов, себя особо не настраивала, мама говорила, что ей делали несколько раз- типа нормально.
Сама процедура- вначале было всё терпимо- понадеялась, что так и будет, но куда там. Дальше пошли резкие боли внизу живота, потом еще и в области ануса(причем не раздражающего плана, а именно боль). По кричала, смазали эндоскоп чем-то- боль в анусе прошла, а внизу живота осталась- не знаю почему, операций не было, по гинекологии удаляли полип, единственное на что могу подумать- у меня стоит внутриматочная спираль- может она усиливала боль- потом спрошу у врачей. Вообщем стла больше орать, на что врач сказал, что если пройдем этот участок, то потом будет легче. Так что еще немного пришлось помучиться, зато потом действительно на фоне этих болей всё остальное казалось нормальным. Обратно выводил эндоскоп и смотрел- увидел полип, я тоже видела на мониторе)повернула голову), удалили чем-то, вообще не больно, ну и дальше выводили уже всё нормально и не больно было. После процедуры побаливал живот, сейчас уже гораздо меньше. Врач мне сказал, что я худая и высокая, кишки длинные. Так что я думаю, что всё индивидуально, но в след.раз я навряд ли соглашусь на такое без обезболивания.
Гастроскопию дела пару раз, первый — был хуже, а так по сравнению с колоноскопией гастроскопия- это цветочки.
Ну а теперь думаю, что бы поесть, чтобы не навредить кишкам, на месте полипа вроде как всё «срослось»- не знаю как правильно сказать, но на мониторе видела, что там вроде как зарубцевалось, но всё равно хотелось бы поберечь свой организм.
Всем, кому предстоит данная процедура- я понимаю, что приятного в ней ничего нет, но выбор между жизнью и боязнью боли человек делает сам.

Добавление от 27.12.2014 11:27:

в дополнение- делала в поликлинике, к которой прикреплена (бесплатно), после процедуры пошла домой (ехать до дома 2ч.)- доехала

Добавление от 27.12.2014 11:28:

serval2
как написала, мне делали в поликлинике, увидели небольшой полип и сразу удалили, по поводу во всех ли аппаратах есть спец. устройства для этого- не знаю, но думаю, что это вы можете спросить и вам скажут.

natali12
Врач мне сказал, что я худая и высокая, кишки длинные. Так что я думаю, что всё индивидуально, но в след.раз я навряд ли соглашусь на такое без обезболивания.

А врач вам не сказал почему он не сразу использовал лидокаиновую смазку? Я к тому, что это очень легко все свалить на пациента.

мне делали в поликлинике, увидели небольшой полип и сразу удалили, по поводу во всех ли аппаратах есть спец. устройства для этого- не знаю, но думаю, что это вы можете спросить и вам скажут.

Дело не в наличии аппаратного обеспечения, а в конкретном состоянии пациента, что-то делается в стационаре, что-то амбулаторно.

fuckyoucancer
все остальные обследования я прошел по нескольку раз

Неужели опухоль никак по-другому не выявлялась? А КТ или МРТ?

Прошел сегодня колоноскопию. По не понятной причине, мне назначили аж 7 дней бесшлаковой диеты на кисло-молочных и киселях. Учитывая, что ничего серьезного у меня не было, я сократил ее на 2 дня 😛

Проблем с голодание и выпивкой фортранса у меня не было, да и регулировка была легкая: 1 литр за день, литр наследующий и клизма на послезавтра. А вот сама процедура была достаточно неприятна и болезнена, как я понимаю — из-за строения кишечника. Не так что бы «ой, мама, рожаю», но весьма чувствительно, поорал пару раз. Из уколов были лишь кетарол да нош-па.

Вне зависимости от того, сколь неприятно это или больно, идти надо, ибо:

fuckyoucancer
Я боялся ессессно, не сколько боли, сколько вообще этой унизительной казалось бы для мужчины процедуры.
Жесть. На кону здоровье и возможные +30 лет жизни, а из-за каких-то предрассудков и стереотипов вы готовы были рискнуть ими и оставить себе лишь жалкие 5.

Это же ваше здоровье, дамы и господа.

Надо сказать что стоит волноваться насчёт того, насколько современная медицина в вашем населённом пункте.
И какое оборудование и обезболивание используется.

Если современная больница в большом городе, то волноваться нечего.
Самое страшное в данной процедуре — это за день до этого пить 4 литра этой гадости для очистки кишечника
Ну и ещё сидеть ждать в коридоре, пока вас вызовут.

А в процессе, когда сделают укол, вам станет безразлично что и куда вам суют, будет даже интересно
Плюс впоследствии возможно вы вообще не будете помнить, как вам засовывали.
Главное не забыть попросить укол, иногда он платный и по требованию.

Прошел процедуру на этой неделе, а воспоминания остались как будто делали 10 лет назад.
От сделанной 5 лет назад гастроскопии гораздо больше воспоминаний и впечатлений, чем от этой процедуры
А тут больше помню как после процедуры отдыхал в соседней палате, чем само действо.
И как хорошо покушал после

Только после того как уйдёте, возможны остаточные боли от воздуха, который останется в кишечнике.
Придётся пойти в туалет и как следует там пропердеться

И вообще не волноваться )
Даже если шланг застрянет у вас в заднице, к вам на помощь придут все местные светила медицины из больницы.
Общими усилиями профессоров и академиков как-нибудь вытащат
На то это и больница ))

13 мм. По времени получилось достаточно долго — около 30 минут, как объяснил врач это из-за моих анатомических особенностей, цитата из заключения: «Удлиненная и извитая ободочная кишка. Левый изгиб образует резкие фиксированные перегибы». При стандартной кишке процедура занимает порядка 10-15 минут. Изначально просил сделать все под наркозом, потом поддался на уговоры его не делать с обещанием что если будет больно наркоз дадут. По итогу — боли не было вообще, в то время пока пытались пройти сложный участок было некоторое ощущение тяжести и странное ощущение что в животе что-то происходит необычное, несколько раз крутили с левого бока на спину и обратно. Раз пять за время процедуры возникало ощущение что пытаешься сдержать сильный понос, длится это удовольствие секунд 20 потом проходит.
Полностью откачать воздух из кишечника по какой-то причине нельзя поэтому готовьтесь к тому, что несколько часов после процедуры кишечник будет возмущаться У меня это выразилось в простом бурлении в животе, может выражаться отрыжкой или газовыделением.
В итоге перенес процедуру очень легко, через 10 минут после окончания уже отправился по своим делам.

Oleg Savin
может выражаться отрыжкой

Вы же не думаете, что воздух из толстого кишечника выходил через рот?

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector